Пожарная безопасность. Пожарные декларации. Декларации пожарной безопасности

Казань декларация пожарной безопасности

Отправьте заявку





Испытание на прочность: волна-убийца не на тех напала


Испытание на прочность: волна-убийца не на тех напалаСначала все происходило, как у Владимира Высоцкого. Помните - "Был шторм - канаты рвали кожу с рук, и якорная цепь дрожала чертом, пел ветер песню грубую, - и вдруг..."? Дальше сюжеты уже не совпадали.

Накануне Нового года членам экипажа камчатского КРПС "Ивнинг стар" (ЗАО "Камчатимпэкс") довелось ощутить всю мощь стихии, обрушившейся на прикамчатскую акваторию. Рыбаки были в шаге от трагедии и все же благополучно вернулись к родному причалу и семьям.

24 декабря главное управление МЧС по Камчатскому краю передало штормовое предупреждение для флота, который находился у юго-западного и юго-восточного побережий Камчатки, в Охотском море, северо-западной части Тихого океана. На следующий день стало известно, что в 40 милях от острова Шумшу терпит бедствие камчатское судно "Ивнинг стар".

После окончания промысла краболов направлялся в Петропавловск. Рейс был длинным - рыбаки работали в море 4 месяца и, приближаясь к порту, жили в предвкушении встречи с близкими. Но штормовое море приготовило им тяжелое испытание - их ждали 5-5,5-метровые волны и ветер до 33 м/с. У судна была "закрыта" граница, и ему пришлось пережидать шторм в море. Происходило это как обычно - "Ивнинг стар" направлял нос на волну. До определенного момента все шло хорошо. Краболов прошел Первый Курильский пролив и направлялся на восток. Но в 22 часа 35 минут одна из громадных водяных гор (по рассказам моряков, высотой до 12 метров) обрушилась на ходовой мостик. Удар был настолько сильным, что стекла толщиной 12 мм в лобовой части рубки были выбиты, слегка поцарапав находившихся в рубке моряков. Хорошо, что они были калеными и разлетелись на мелкие осколки, иначе так легко отделаться бы не получилось. Волна выдавила переборку в каюте капитана, а капитанский мостик - самое уважаемое, а потому и ухоженное на каждом судне помещение, являл собой внушительное зрелище разгрома и полной разрухи. Вода снесла магнитный компас, залила контакты аппаратуры, находившейся в рубке. Сработали автоматы защиты, и локаторы, эхолоты, GPS и одна из УКВ-радиостанций оказались обесточены, погас свет на верхнем мостике.

Ну как тут не вспомнить все чаще повторяющиеся, леденящие душу рассказы о волнах-убийцах, возникающих ниоткуда и хоронящих под собой гораздо большие, чем "Ивнинг стар", суда? Как рассказывали моряки краболова, многие из них ходят по 20 лет в моря, но ни разу не оказывались в таком положении. Можно представить их чувства, когда они бросились наверх, а навстречу им хлынул поток морской воды. Ее оказалось так много, что были залиты койки нижнего яруса.

К счастью, связь с судном была потеряна не сразу. По уцелевшей, работавшей на аккумуляторах радиостанции экипаж сумел связаться с пограничным постом на острове Шумшу. Пограничники уведомили спасателей, поднявших среди ночи специалистов компании, которой принадлежал аварийный краболов. Вскоре ими был собран штаб, решавший, как помочь попавшему в беду экипажу. Связались со спасательным судном "Преданный", но погода была такой, что спасатели не рискнули отправиться на помощь. Многие рыбацкие суда из-за шторма тоже пережидали непогоду в укрытиях. Связь с "Ивнинг стар" удавалось поддерживать часа два. Потом она прервалась, но оборудование системы мониторинга работало, и специалисты Камчатимпэкса могли следить за курсом краболова. Они стали связываться с камчатскими базами рыбацких флотов - Акросом, Океанрыбфлотом, колхозом им. В. И. Ленина, Камчатрыбпромом. Вначале удалось выйти на БАТМ "XXVII съезд КПСС". Но траулер шел на промысел, и было решено не мешать работе рыбаков. Тем более что удалось установить связь с принадлежащим колхозу им В. И. Ленина траулером "Святогор", который как раз находился в этом районе и тоже направлялся в порт и мог сопровождать "Ивнинг стар". Оба судна параллельными курсами шли домой на расстоянии 15 миль друг от друга.

Погода постепенно улучшалась, способных залить рубку волн больше не встречалось. Было принято решение отказаться от услуг спасателей - ведь судно не потеряло мореходных качеств, двигатели и подруливающее устройство работали, руль был переведен на ручное управление. Аварийное судно самостоятельно продолжило плавание и 27 декабря прибыло в порт Петропавловска.

Эти три дня стали настоящим испытанием на прочность для членов экипажа "Ивнинг стар". Как рассказал повар Эдуард Кушнарев, при попадании воды на борт судна люди бросились надевать гидрокостюмы. Но шанс остаться в живых у них был только один - сохранить на плаву судно, не дать ему пойти ко дну. Ведь даже если бы они смогли высадиться на спасательные плотики, долго ли сумели бы продержаться в бушующем море? И смогли бы к ним успеть другие рыбацкие суда, которым тоже пришлось штормовать, "разбежавшись" по укрытиям?

Как рассказал очевидец, 28 находившихся на судне моряков не растерялись, не впали в панику и не вырывали друг у друга гидрокостюмов. Каждый знал, что ему нужно делать для спасения (не зря же на судне регулярно проводились соответствующие занятия). В такой экстремальной ситуации, говорит Эдуард, нет времени размышлять, кому за что хвататься - просто человек делает то, что необходимо в данный момент. Нужно откачивать воду - и моряки хватали ведра (насосы быстро забились мусором) и передавали по цепочке наверх: таким старым, как мир, способом экипаж "Ивнинг стар" выкачал поступившие на судно тонны воды. Работали так, что даже спустя неделю у всех болели руки. А чтобы вода не затекала через разбитые иллюминаторы, их основательно задраили деревянными щитами и сиденьями, снаружи защитив тентами, а изнутри подперев балками.

Но борьба за живучесть судна была только началом злоключений камчатских рыбаков на пути к причалу. Расстояние до порта, которое в обычном режиме траулер проходил за 18 часов, пришлось преодолевать трое суток. Нужно было удерживать судно носом к волне, подрабатывая машиной. Команды в машинное отделение передавались с ходового мостика сначала "по цепочке", а потом звонками. Едва судно начинало на них реагировать, как волна сбивала его с курса, и приходилось начинать все сначала. И все это время экипаж не снимал гидрокостюмов. Спать приходилось на полу машинного отделения или на верхних (не пострадавших от воды) койках, горячей пищи не было. Тем не менее, люди выдержали и это.

Но морякам краболова пришлось пережить еще одно испытание. В ситуации, в которой оказался "Ивнинг стар", сложно было рассчитать, когда он подойдет в порт. Предполагали, что окажется на рейде утром следующего дня. К тому же, неизвестно было, не понадобится ли помощь "Святогора" в качестве буксира для преодоления узкостей у входа в Авачинскую губу, чтобы КРПС не выскочил на камни. Поэтому было принято решение отпустить сотрудников таможни (работающих днем) по домам. Но получилось, что "Ивнинг стар" самостоятельно зашел в бухту ночью. К причалу не могли встать, поскольку никто не мог им "открыть" границу, и собрать ночью таможенников из дома тоже было довольно проблематично. Якорь на судне отдать могли. Но уверенности в том, что потом он будет поднят, не было. Вот и ходили ночью кругами по бухте в ожидании рассвета и таможни.

Экипаж, говорит Эдуард Кушнарев, в эти три дня показал себя отлично: "Мы сделали все, чтобы сохранить свои жизни и судно, - у всех есть дети, жены, семьи, и мы хотели вновь увидеть их". Многое сделал для благополучного исхода и командный состав, особенно капитан "Ивнинг стар" Сергей Гулагин. Как рассказал Эдуард Кушнарев, это настоящий моряк, "отец" для 27 членов экипажа, "царь и бог" в море. От него зависело очень многое, и он постоянно настраивал людей на работу, практически не смыкая глаз все три дня, пока аварийный траулер шел в Петропавловск.

Сейчас экипаж "Ивнинг стар" снова готовится выйти на промысел. Ни один из переживших аварийную ситуацию не решил расстаться с морем. Испытание штормовым морем уже позади, к тому же подобные экстремальные происшествия случаются не в каждом рейсе. А главное - такая история сплачивает экипаж. Люди уже проверены предельно тяжелыми испытаниями на прочность и знают, на что способен каждый из них.

Как прокомментировал заместитель генерального директора ЗАО "Камчатимпэкс", капитан дальнего плавания Николай Вертохин, экипаж "Ивнинг стар" попал в сложнейшие условия жестокого шторма:

- Это не так уж часто встречается, но все-таки нельзя забывать, что море есть море. При получении информации о происшедшем на судне, был сразу созван штаб по оказанию помощи. Постоянно поддерживалась связь со спасателями и другими базами флотов и их судами, а также постом на о. Шумшу. Были приняты все необходимые меры для оказания помощи судну, попавшему в беду.

В этих условиях экипаж показал себя с лучшей стороны, сплоченным и хорошо подготовленным к экстремальным условиям моря. Капитан Сергей Гулагин - профессионал, имеющий большой морской опыт, спас судно и экипаж. Хочу сказать огромное спасибо капитану "Ивнинг стар", экипажу судна за то, что они оказались настоящими моряками, не дрогнувшими в схватке со стихией и вышедшими победителями.

Пожарные Управления и учреждения, помощи, работа


ЦИУП

Декларация пожарной безопасности Казань
ООО "Центр инжиниринга и управления проектами"
Казань, Щапова 14/31, тел: (843) 297-57-25