Пожарная безопасность. Пожарные декларации. Декларации пожарной безопасности

Казань декларация пожарной безопасности

Отправьте заявку





Страна вечной войны


30 ЯНВАРЯ

2002

В машине российского МЧС я еду на знаменитый афганский перевал Саланг. Моим спутникам, офицерам МЧС, в Афганистане приходилось бывать и раньше, в ту пору, когда Советский Союз выполнял здесь "интернациональный долг". Поэтому пейзаж за окном автомобиля будит в них соответствующие воспоминания. А пейзаж практически нигде в Афганистане не дает забыть, что там уже больше двадцати лет идет война.

Мы едем отрывать знаменитый туннель, связывающий северные и центральные провинции Афганистана. Сам по себе туннель "Саланг" - это узкая и длинная (под три километра) дырка в горе с неровными стенами и полом. С двух сторон, северной и южной, к этой дырке пристроены галереи, защищающие дорогу от снежных лавин.

Покойный лидер афганских таджиков Ахмад Шах Масуд был большим мастером эффектных взрывов в нужное время и в нужном месте. При последнем подходе талибов к устью его родного Панджшерского ущелья, Ахмад Шах, как и на Саланге, велел взорвать узкий вход в ущелье - и так остановил врага.

Когда машина, на которой меня везли в знаменитое ущелье, проходила это место (там уже опять пробили кусок дороги), водитель вдруг решил рассказать мне на фарси какую-то увлекательную историю. Хотя я не понимал ничего, кроме часто повторяемого имени какого-то Бисмалля-хана, волнение рассказчика мгновенно передалось и мне. Дело в том, что Панджшерское ущелье вообще, а в этом месте особенно, обрывистое. И мне казалось, что лучше бы шофер смотрел вперед на дорогу, а не выворачивал голову ко мне на 180 градусов.

Когда шофер все же немного успокоился, переводчик Амир кратко резюмировал мне его рассказ. Оказывается, Бисмалля-хан командовал бойцами, защищавшими ворота Паджшера и взорвавшими их по приказу Ахмад Шаха. Но в памяти водителя он засел по другой причине. Когда этот кабульский таксист, а по совместительству владелец небольшой лавочки в Панджшере, явился из столицы к своему торговому предприятию, Бисмалля-хан прогнал его обратно в Кабул и угрожал повесить, если еще раз увидит в ущелье. Дальнейший боевой и административный путь бравого командира остался мне неизвестен. Водитель, к счастью, сосредоточился на дороге. Тем более что в тот день занявшие Кабул антиталибские группировки по взаимному соглашению выводили из столицы бронетехнику. Панджшерцы, разумеется, тащили танки в родное ущелье. И эти самоходные горы железа создавали дополнительные помехи вождению на единственной и совсем не ровной трассе.

Могу лишь косвенно судить, что угроза Бисмалля-хана уже утратила силу, раз шофер не побоялся проехать со мной Панджшер из конца в конец и даже продемонстрировал дорогую его сердцу лавочку.

Зато эта история навела меня на мысль поинтересоваться, как поставлен в мини-государстве Ахмад Шаха вопрос поддержания внутреннего порядка. В ответ мне продемонстрировали две тюрьмы. Одну - так сказать, политическую, в которой томятся 48 пленных талибов. А на другом берегу - для своих, заметно более просторную, чем первая. В этой, второй, содержится местный, панджшерский антиобщественный элемент.

"За что в основном сидят? - поинтересовался я у начальника темницы. - Воруют? " - "Да нет, в основном убивают". - "А из-за чего убивают? Из-за денег? " - "Понимаешь, - попытался тюремщик ввести меня в местные реалии, - бывает, что две семьи враждуют. Издавна. И время от времени друг друга убивают. А потом попадают ко мне сюда".

Для сведения старинных счетов в ущелье используется старинное же оружие. Автоматические стволы среди гражданского населения официально запрещены. Во всяком случае встреченный мною местный торговец оружием с негодованием отверг просьбу раздобыть "Калашников". Зато в ассортименте коммерсанта были: британская винтовка Springfield 1874 года выпуска (цена 400 долл.) и персидское ружье примерно той же эпохи. Оба ствола - в рабочем состоянии и с патронами.

... В один из дней моего пребывания в Кабуле мой переводчик Амир вдруг попросил разрешения отлучиться на часок в свое министерство связи. Меня это удивило - я-то был уверен, что, заполучив такое великое счастье, как двухдневный "контракт" на вождение меня по городу, Амир на это время из-за несопоставимости заработков про госслужбу забудет. Коллегам нужна помощь, объяснил он, в коммутаторе пресловутой цифровой сети случился компьютерный сбой. Компьютерный сбой в городе, погруженном в позднее средневековье! Это Афганистан на втором году XXI столетия.

взрывы, россия


ЦИУП

Декларация пожарной безопасности Казань
ООО "Центр инжиниринга и управления проектами"
Казань, Щапова 14/31, тел: (843) 297-57-25