Пожарная безопасность. Пожарные декларации. Декларации пожарной безопасности

Казань декларация пожарной безопасности

Отправьте заявку





Синдром красного петуха


Что сделали власти, чтобы летняя катастрофа не повторилась?

В начале зимы принято бояться морозов. Аномального холода. Бр-р-р!

А вы помните лето? Мокрые простыни на окнах, измученные лица в метро, серое небо без солнца... 55 800 унесенных жарой жизней (данные Минэкономразвития). Десятки сгоревших деревень. Тогда власти обратили внимание на лес. И, казалось, вместе с нами ужаснулись тому, что там увидели. И обещали переписать законы, правила и нормы, выделить деньги, исправить ошибки. Что сделано за 3 месяца? Об этом "МК" поговорил с экологом, кандидатом биологических наук, руководителем лесного проекта Гринпис Алексеем ЯРОШЕНКО.

Что сделали власти, чтобы летняя катастрофа не повторилась?

Первой оперативной реакцией властей на катастрофические по своим последствиям летние пожары стала реорганизация системы управления лесами.

27 августа президент подписал указ о превращении Федерального агентства лесного хозяйства (Рослесхоза) в самостоятельный орган, которым руководит правительство. До этого Рослесхоз переходил из рук в руки: до лета 2008 года подчинялся Министерству природных ресурсов и экологии, потом - Минсельхозу...

Расширились и полномочия Рослесхоза: в его ведение перешли (от 6 других ведомств) полномочия по выработке госполитики и нормативно-правовому регулированию в области лесных отношений, управлению лесным хозяйством, а еще по контролю и надзору (включая пожарный) за лесами. Правда, за особо охраняемые лесные территории федерального значения (заповедники) по-прежнему отвечает Минприроды. Никуда не делось и введенное Лесным кодексом вертикальное дробление ответственности: например, пожарный надзор в лесах - дело региональных властей (за исключением Московской области), а Рослесхоз лишь должен их проверять... Но упрощение схемы налицо.

- Можно кричать "ура! " и "наконец-то! "?

- Стоит вспомнить, что указ об упразднении Рослесхоза как самостоятельного природоохранного ведомства был подписан президентом Путиным 17 мая 2000 года. Гринпис и другие экологические организации России тогда пытались организовать референдум, в том числе и по этому вопросу, собрали 2, 6 млн. подписей, но власти по формальным основаниям в его проведении отказали. Долгие годы потом мы добивались восстановления самостоятельного статуса этого федерального ведомства. Но сейчас, спустя 10 лет...

Это уже не тот Рослесхоз, слишком многое разрушено. Нынешний руководитель (Виктор Масляков. - "МК") никого не слушает, считает, что все знает лучше других. К тому же еще при прежнем руководителе, Алексее Савинове, из-за личных конфликтов с высших руководящих должностей ушло довольно много грамотных людей. Сейчас в федеральный аппарат берут руководителей региональных органов управления лесами. Но в регионе грамотный руководитель может принести больше пользы, он не настолько зажат в административные рамки, как в центре, где жесткая структура, построенная по принципу "я начальник - ты дурак"...

- Новый статус привел к увеличению штатов?

- Если брать центральный аппарат, то почти втрое - 420 человек вместо 150, почти в той же пропорции увеличатся и территориальные органы. А замов у главы Рослесхоза уже не 3, а 6. Но полномочия ведомства остаются не до конца ясными. Я опасаюсь, что в таких условиях увеличение числа надзирающих приведет лишь к увеличению количества бумаг, лесничий окончательно превратится в офисного клерка, а живая работа в лесу прекратится. И так примерно три четверти рабочего времени специалистов в регионах посвящено написанию отчетов... В принципе административное решение правильное - объединить все полномочия в одних руках и превратить лесное ведомство в самостоятельное, но с учетом всех привходящих это мало что даст.

- Было много разговоров о том, что, мол, регионы не справились с возложенными на них Лесным кодексом полномочиями, а вот если бы пожарный надзор по всей стране находился в ведении федерального органа, это могло бы предотвратить катастрофу. Но леса в густонаселенной Московской области и до пожаров, и сейчас находились в ведении Рослесхоза, и пожарный надзор за ними осуществлял федеральный центр. А горело здесь отменно...

- Проблема не только в качестве федерального контроля. А в том, что в регионах этим занимаются люди, на которых и без того навешано огромное количество функций, и пожарный надзор для них - нечто второстепенное. При этом в марте 2009 года были внесены поправки в Лесной кодекс, где записано, что порядок осуществления пожарного надзора в стране "определяется Правительством РФ". Правительство утвердило его лишь в начале августа 2010-го, когда леса вовсю полыхали! Сейчас в это постановление автоматически должны быть внесены изменения, раз изменилось распределение полномочий и статус Рослесхоза. Но пока это не сделано.

- Есть надежда, что к следующему лету за пожарной безопасностью в лесах все же будут надзирать по порядку, как следует?

- Формально, конечно, без постановления не было оснований для осуществления государственного пожнадзора и контроля в лесах, но у нас все-таки неправовое государство. Во всех смыслах. С одной стороны, когда надо соблюдать законы и правила, то их не соблюдают, а с другой - когда можно ничего не делать, то что-то все же делается...

"Охраны как не было, так и не будет"

Как только Россия заполыхала, эксперты в один голос заговорили о системных недостатках вступившего в силу 3 года назад Лесного кодекса и о том, что, если его не переписать, безобразие в лесах и новые катастрофы нам гарантированы.

В конце августа Дмитрий Медведев велел правительству провести анализ лесного законодательства и найти слабые места. В сентябре-октябре он провел два совещания по итогам лета. В утвеРЖДенном главой государства перечне поручений первым пунктом значились подготовка и внесение в Госдуму законопроектов об изменениях в Лесной кодекс и закон "О пожарной безопасности", УК и Кодекс об административных правонарушениях. Правительство же решило, чтобы ускорить процедуру, внести необходимые изменения путем внесения поправок в один написанный еще до пожаров и уже принятый депутатами в первом чтении законопроект. Они направлены в Госдуму 20 октября, но еще не обсуждались. Ожидается, что к Новому году все поручения президента формально будут исполнены.

- Как вы оцениваете законодательную реакцию власти на события лета?

- Здесь идет несколько не связанных между собой процессов. С одной стороны, Минэкономразвития провело анализ выполнения контрольных полномочий различными госучреждениями - в связи с реформой бюджетных учреждений (закон о новых механизмах их финансирования начнет поэтапно вступать в силу с 1 января). Поставлена задача резко сократить контрольные и надзорные функции, которые осуществляют БУ, и это потребует внесения изменений в законы. Казалось бы, при чем здесь леса? Но у нас в стране лесничества двух типов: это или отделы в органах управления лесами, или учреждения. В большинстве регионов лесничества - это учреждения, подведомственные региональным органам власти, и их реформа БУ касается непосредственно.

А с другой стороны - да, Дума принимает законопроект о внесении очередной порции "противопожарных" изменений в Лесной кодекс. Их изначально готовил Рослесхоз, но существенно поправил аппарат правительства. С моей точки зрения, это открытый саботаж поручений президента, лишь косметические изменения.

- Почему?

- В Лесной кодекс вводится 7 новых статей. Да, вроде предлагается восстановление лесной охраны: сейчас в кодексе I совсем нет таких слов - "охрана лесов", а будет записано, что лесной контроль и надзор осуществляются с целью охраны лесов. Есть и новые, вполне разумные полномочия по обеспечению этой охраны. Но, чтобы на местах появились люди, которые могли бы этими полномочиями воспользоваться на общее благо, нужны деньги. А проект закона о бюджете на 2011-2013 годы дает однозначный ответ: нет, не будет на местах новых людей.

- Но ведь расходы на лесное хозяйство в 2011 году увеличиваются!

- Если смотреть в целом, то в полтора раза: до 31 млрд. рублей (оставим за скобками мизерность этой суммы в сопоставлении с масштабом проблем). Но непосредственно регионам на осуществление переданных им полномочий по управлению лесами и их охране дадут лишь на 25% больше. Более того, если раньше субвенции всем регионам индексировались одинаково, то теперь нет. Те регионы, которые сильно погорели, на ликвидацию последствий стихийных бедствий получат много больше. К примеру, Рязань получит в 2, 33 раза больше денег, чем в 2010 году. Но это разовая акция: уже на 2012 год субвенции пострадавшим областям резко уменьшаются. А тем регионам, которые не пострадали от пожаров, и в 2011 году дадут лишь на 9-10% больше. С учетом инфляции фактически речь идет о сокращении расходов, а значит, о сокращении численности людей, которые потенциально могли бы осуществлять охрану лесов. То есть охраны как не было, так и не будет.

Но дело не только в казенных деньгах. До принятия нового Лесного кодекса у нас из федерального бюджета расходовалось значительно меньше, чем сейчас, но до лесов доходило гораздо больше. Потому что органы управления лесами зарабатывали деньги сами и большая часть средств, которые они тратили на те же пожары, были их собственными. Не всегда праведно нажитыми: ведь у них были монопольные права на хозяйственную деятельность - и они же осуществляли контроль за ней...

- Я знаю парочку очень небедных бывших лесников...

- Система работала плохо, но работала и давала определенные результаты. На самом деле во всем мире лесохозяйственные предприятия кормят себя сами. Государство должно лишь помогать, если леса разорены, истощены, финансировать какие-то программы. А у нас идет массовое банкротство лесхозов - организаций, которые в основном выполняют лесные работы для государственных нужд. Число работников лесного хозяйства сократилось в разы. В Московской области, например, прямо перед сезоном пожаров было выгнано около 400 человек, в основном из бывших лесхозов. Вот людей и не хватало для тушения... В соседних регионах - такая же история.

И сейчас на местах увольняют людей. Когда пожаров один-два в день, можно выявлять и тушить их малыми силами. Но когда в день возникает 20-30 очагов, то у лесничества, где работает 5 человек, уже просто нет сил. Вопрос о том, как создать условия появления самодостаточных лесохозяйственных предприятий, как вернуть людей в лес, остается открытым. Идея переложить ответственность за тушение пожаров на арендаторов себя не оправдала.

- Говорят, их мало еще, арендаторов...

- 20% лесов в аренде. Причем за тушение пожаров по кодексу арендатор не отвечает. Конечно, такие условия пытаются забивать в договор аренды, но, как показало лето 2010 года, это ничего не дает. Мы знаем конкретные случаи, когда арендатор для отмазки присылал одного-двух человек, но на большом пожаре два человека ничего сделать не могут. В итоге орган управления лесами не может применить к арендатору никаких санкций. Тушил? Да! Не потушил? Ну не мог...

Кстати, сейчас арендаторы отвечают за противопожарное обустройство лесов и за подготовку резервов и средств для тушения пожаров: оборудование, горюче-смазочные материалы и т. д. Правительственные поправки в ЛК снимают с них обязанности по приобретению противопожарного оборудования и создание резерва ГСМ.

- А кто должен все это обеспечивать?

- Видимо, региональные органы по управлению лесами. Значит, им потребуются дополнительные деньги. На оборудование из федерального бюджета предполагается выделить регионам дополнительно 5 млрд. руб., но на условиях софинансирования. А мы уже знаем, что это такое: пока регион найдет деньги, средства из центра придут к окончанию пожароопасного сезона.

- Ситуация выглядит безнадежной...

- Она выглядит абсурдной, и чтобы дальше хоть что-то изменилось, правительственными поправками можно легко пожертвовать, от них лучше не будет никому. Дума их, несомненно, примет. Но я бы на месте президента без раздумий и сомнений наложил вето.

- Альтернатива есть?

- Мы тут как-то с коллегами из неправительственных организаций обсуждали: хватит у нас в России специалистов, чтобы укомплектовать ими сильное лесное ведомство? И решили: чтобы укомплектовать всю систему - уже едва ли. Но для того чтобы сформировать рабочую группу и выработать разумные правила, государственную лесную политику, с миру по нитке людей собрать можно.

"До сих пор не остановлено несколько крупных тоРФяных пожаров"

Летом казалось, что не только рядовые Россияне, но и верховные власти всерьез обеспокоились, осознали масштаб стоящих проблем, готовы признать собственные ошибки и прислушиваться к гражданскому обществу. Его роль в сохранении лесов, сказал президент, "безусловно, очень важна"...

- Вы общаетесь с коллегами из Российских и международных природоохранных организаций. Есть ощущение, что власть проявляет готовность к сотрудничеству?

- Ощущения такого нет. Разве что на уровне администрации президента - но тут сдвиги начались еще весной, причем только в плане возможности прямого предоставления информации им. Вот когда на основании нашего общения примут хоть какое-то решение, можно будет сказать: да, что-то поменялось... С думским Комитетом по природным ресурсам, природопользованию и экологии у нас есть определенные контакты, обмен информацией. Не более того. А правительственные структуры отгородились от жизни глухой стеной, информация наружу иногда исходит, а снаружи внутрь - полная непроходимость.

По нашей оценке, площадь лесных пожаров составила около 8 млн. гектаров, на правительственном уровне называется ужасающе заниженная цифра: 1, 6 млн. га, эту цифру сравнивают со средними официальными данными, вроде и нестрашно выходит.

И за обильную ложь никто не понес ответственности. Бывали случаи, когда одни регионы отчитались правдиво, другие соврали, и тех, кто отчитался правдиво, потом правительство очень сильно критиковало, а тех, кто соврал, - нет. Не беспокоят барина, и хорошо... Крупные пожары начались еще в мае, но о них не объявляли. А ведь если бы реагировать начали своевременно, не с задержкой как минимум в полтора-два месяца, можно было бы снизить ущерб в разы! И пожарные иногда по 30-40 раз на бумаге "тушили" один и тот же пожар, а в конце августа отчитались, что все потушено, но до сих пор несколько крупных тоРФяников горит. Кто об этом знает? В Радовицком мхе, на границе Луховицкого, Шатурского и Егорьевского районов МО, будет долго еще гореть, мы собираемся в декабре ехать проверять.

Сейчас видно, что интерес к пожарам очень сильно угас. Вот 2, 3 и 4 ноября были сильные лесные пожары в Приморье - и никакого внимания, никакой информации, хотя горело вполне сопоставимо по масштабам с тем, что было в августе. Хорошо, циклон пришел и спас регион...

Фото:

- Алексей Ярошенко

МЧС В региональных СМИ, территории, тушение пожаров


ЦИУП

Декларация пожарной безопасности Казань
ООО "Центр инжиниринга и управления проектами"
Казань, Щапова 14/31, тел: (843) 297-57-25