Пожарная безопасность. Пожарные декларации. Декларации пожарной безопасности

Казань декларация пожарной безопасности

Отправьте заявку





Пора вернуть эту землю себе


В свое время Борис Гребенщиков и группа «Аквариум» выпустили песню, ставшую гимном «поколения перестройки». Ее припев знала вся страна: «Этот поезд в огне, и нам не на что больше жать. Этот поезд в огне, и нам некуда больше бежать». И хотя песня замышлялась как прощание с советской эпохой, она оказалась не менее актуальна и в последующие годы. По сути, вся наша история последних двадцати лет - это скользкий путь от катастрофы к катастрофе, по которому мчится «поезд в огне» по имени Россия.

Этим летом гребенщиковская метафора приобрела буквальный и зловещий смысл. Почти вся Россия оказалась в настоящем огне - при взгляде на фотографии из космоса на ум приходили слова из песни Окуджавы: «Горит и кружится планета, над нашей Родиною дым». Тысячи погорельцев, возвращаясь в свои села, заставали на месте домов лишь одиноко торчащие печные трубы. Аналогии с войной или концом света буквально витали в воздухе.

Казалось бы, теперь в Российском обществе должно начаться осмысление глубинных причин «лесного Чернобыля». Но, увы, вместо попыток разобраться в себе в СМИ, политических кругах и экспертном сообществе началась традиционная национальная забава - поиск виноватых вкупе с «накачкой» пиаровским силиконом собственных рейтингов. Причем все обвиняют кого угодно, но только не себя любимых. Высокие руководители ссылаются на капризы природы, народ - на продажную «верхушку», борцы с режимом пеняют на «вертикаль власти», а партия власти - на крикливую контру. При взгляде на все эти «пляски на пепелище» закрадывается подозрение, что у истории с пожарами будет до боли знакомый финал. Возмущенная общественность погудит, как разворошенный ПЧелиный улей, а потом все разлетятся по своим сотам - до нового крупного потрясения.

Но почему Россия оказалась в целом не готова к борьбе с огнем? Дело ведь не только в нерасторопности и коррумпированности чиновников, нехватке элементарных насосов и пожарных машин, пресловутом Лесном кодексе и отсутствии дружин добровольцев. Причины лежат в социальной психологии. Издревле к встрече с катаклизмами бывали готовы лишь народы с развитым инстинктом социального самосохранения. Он в норме тогда, когда каждый гражданин, положа руку на сердце, может сказать: «Государство - это я». Глядя же на атомизированное, погрязшее в мелочных склоках российское общество, нетрудно заметить, что у нас этот инстинкт, увы, атрофировался. Сегодня Россия, по сути, не нужна никому - она брошена на произвол судьбы собственными гражданами. Подавляющее большинство из нас замыкается в собственном мирке, полном проблем и неурядиц, а свою страну воспринимает как враждебную реальность, от которой лучше отгородиться.

У нас модно кивать на Запад - мол, умеют же люди жить! Но нигде в Европе даже закоренелые скептики не позволяют себе говорить о Германии, Франции или Великобритании «эта страна» с такой интонацией, будто речь идет о чем-то внешнем, никак с тобой не связанным. Потому что с молоком матери каждый немец впитывает установку: «Германия - это я», француз живет с мыслью: «Франция - это я», а англичанин на сто процентов уверен: «Великобритания - это я». У нас же получается, что «я - сам по себе, а страна - сама по себе». А раз так, то почему бы не справить нужду в подъезде, не плюнуть на свежевымытую мостовую, не нарисовать три великие и могучие буквы на ближайшем заборе, не бросить мусор на лесную опушку и не оставить тлеющие угли на раскаленном тоРФе? Зачем париться - ведь все это лично мне не принадлежит! С таким отношением к собственной земле мы и имеем то, что имеем, - спивающуюся деревню, жуткие дороги, незасеянные поля, мрачные и почти непригодные для жизни города, а теперь еще - и опустошительные лесные пожары.

Как мы «дошли до жизни такой» - отдельный вопрос. Как ни крути, а львиная доля ответственности лежит на так называемой «элите» - высших чиновниках и миллиардерах. Это они живут по полгода за рубежом, учат там своих детей, имеют на Лазурном берегу замки, яхты, лимузины, держат счета в западных банках и иногда осчастливливают своим присутствием «эту страну», куда приезжают «попилить» бюджеты вахтовым методом. Разве при такой красивой жизни они могут считать «отсталую Рашку» своей страной? Конечно, нет! «Своими» они считают только нефть, газ, алюминий, трубопроводы, административную ренту и прочие выгодные «активы». А поскольку в любом государстве народ подсознательно копирует поведение элиты (таков закон общества), то вирус равнодушия к собственной земле передается и широким народным массам. Только в их случае болезнь дает несколько другие симптомы. Люди теряют элементарный вкус к жизни, чувствуют себя обворованными, брошенными на произвол судьбы государством и «элитой». Но поскольку поехать в Куршевель или Монако они не могут, остается лишь один выход - алкогольно-депрессивная «внутренняя эмиграция».

С другой стороны, прежде чем бросать камень в огород «элиты», стоит присмотреться и к себе. Разве чиновники и олигархи мешали нам прочищать пожарные водоемы, создавать народные дружины и окапывать села и дачные массивы? Разве князья и бояре заставляли некоторых Россиян намеренно сжигать свои дома в надежде бесплатно получить новенькие коттеджи? А как относиться к тому, что в ряде деревень некоторые жители отказывались бороться с огнем, говоря: «Вот пусть Шойгу и тушит»?

Впрочем, когда действительно запахло жареным, инстинкт социального самосохранения вкупе с благородством и жертвенностью все же проснулся в нашем больном обществе. Тысячи горожан, обычно не поднимающие ничего тяжелее компьютерной «мыши», взяли в руки лопаты и огнетушители и побежали записываться в добровольцы. А также собирать гуманитарную помощь и доставлять ее погорельцам. И это вселяет оптимизм - можем же мы собраться, когда захотим!

Расстраивает только, что чувство «Россия - это я» просыпается в нас лишь в беде или во время футбольных матчей. Но если установка «Гори оно все синим пламенем!» продолжит определять наше социальное поведение и впредь, то гореть будут не только леса. Так где же выход? Подсказку можно найти у того же Гребенщикова - «эта земля была нашей, пока мы не увязли в борьбе. Она умрет, если будет ничьей, пора вернуть эту землю себе». То есть пришло время делать революцию? Именно так! Пора свергнуть собственное равнодушие и отважиться на самые решительные шаги по захвату власти в своей стране - вымыть окно, почистить собственный подъезд, высадить во дворе деревья, попасть бумажкой в урну, очистить от бурьяна поле и создать какую-нибудь общественную организацию. Именно с таких «героических» поступков начинается то, что западники называют «гражданским обществом», а славянофилы - «соборностью». И если мы научимся совершать подобные подвиги не только в критические минуты, то это будет самая великая революция в истории России, плодов которой нас не смогут лишить ни внутренние, ни внешние недоброжелатели. Михаил Тюркин, политический обозреватель «НВ»

Пожары, пожар, россия


ЦИУП

Декларация пожарной безопасности Казань
ООО "Центр инжиниринга и управления проектами"
Казань, Щапова 14/31, тел: (843) 297-57-25